Помочь Новороссии! Газета «Суть Времени» О движении Контакты

Баренцев Евро-Арктический регион как инструмент мягкой силы на Северо-Западе России 2016-05-06

Продолжение публикации. Предыдущая часть публикации.

Западный экспансионизм в образовательной сфере на Севере России. Часть II.

Universitet

Университет Тромсё – Арктический университет Норвегии. Образован на базе Университета г. Тромсё и Университетского колледжа Финмарк

Разумеется, “утечка мозгов” — лишь один из рисков, с которым столкнулась отечественная система образования, решившись на интернационализацию и будучи брошенная на произвол судьбы государством. Один из важнейших рисков интернационализации образования является риск утраты национальной и культурной идентичностей (источник, стр. 24). Как уже было показано выше, Запад на севере Европы, особенно в лице Норвегии, настойчиво внедряет в сознание российской молодежи парадигму “северной/циркумполярной идентичности”, которая возникает в ”процессе повседневной жизни на севере и близости к культуре коренных народов севера”.

Естественным образом интернационализация образования в рамках БЕАР с очевидно зависимой ролью северных российских вузов становится основой для продвижения парадигмы “северной идентичности”. При этом вопрос совмещения культурной и национальной идентичности с “северной идентичностью” российской стороной в условиях БЕАР не ставится в принципе.

Справедливости ради нужно отметить, что северные вузы, в частности МГГУ (с 01.11.2015 — МАГУ), пытаются найти баланс между приоритетами трансграничного сотрудничества и продвижением национальных интересов на севере страны, в частности проводятся исследования Русского Севера на грант “Российского гуманитарного научного фонда” (РГНФ), имеют развитые научные традиции в сфере изучения отечественной истории. Но как быть в ситуации, когда трансграничное сотрудничество находится в противоречии с продвижением национальных интересов?..

Одним из основных каналов продвижения норвежских интересов через образовательную систему Мурманской области является образовательная программа “Бакалавр северных исследований” (BNS). BNS была разработана Финмаркским университетским колледжем (г.Альта, Норвегия) на базе ранее существовавшей программы “Бакалавр приполярного регионоведения” (BCS). Руководство программой осуществляется им же. В качестве основы для программы BNS  были взяты базовые курсы BCS, а также её продвинутые курсы, в которых был сделан акцент на менеджменте городского и регионального развития применительно к Северу. В программе BNS участвуют главным образом следующие российские вузы и втузы: Мурманский государственный гуманитарный университет (МГГУ, с 1 ноября 2015 года — МАГУ), Мурманский государственный технический университет (МГТУ), Ухтинский государственный технический университет (УГТУ). Ежегодно по программе бесплатно обучается 100-200 российских студентов. Успешно освоившие базовые курсы должны получить представление об основных проблемах Севера, специфике северной идентичности, уникальности человека Севера. Основанием продвинутого блока курсов является “Менеджмент местного и регионального развития”, а также курсы по выбору, такие как “Арктическое управление”, “Северная скандинавская политика” и другие (источник, стр. 63-66; источник).

Образовательная программа имеет не только сугубо образовательное, но также и идеологическое значение, связанное с воспитанием в обучающейся молодежи пресловутой “северной идентичности” (источник, стр. 66, а также источники здесь, здесь и здесь). По окончании программы учащийся получает российско-норвежский двойной диплом. Данная программа направлена преимущественно на российских студентов,  главным образом на студентов Мурманской области, и реализуется на средства “Баренц-секретариата” (источник). В этой связи логично предположить, что норвежской стороной готовится кадровый резерв, заряженный “северной идентичностью” (как интернациональной, так и региональной, т.е. БЕАР-идентичностью), из которого в дальнейшем планируется формировать элиту Мурманской области и которая должна будет продвигать норвежские интересы, если не предположить худшее — осуществлять внешнее управление регионом.

Тематика “северной идентичности” продвигается не только в образовательном, но и в академическом поле. Проблема “северной идентичности” периодически поднимается на собраниях, семинарах, затрагивается в социологических исследованиях. И хотя сотрудниками северных вузов концепт “северной идентичности” порой оценивается скептически, тем не менее никогда не ставится вопрос о совместимости национальной и северной идентичностей. Видимо, сама постановка вопроса в таком ключе равносильна отказу от наиболее “хлебных” зарубежных грантов.

Другой острый вопрос, связанный с продвижением северной идентичности, является движение северных вузов, в частности, мурманского МГГУ, в сторону баренц-педагогики (источник). Наиболее вопиющий случай воспитания псевдоэтнической “поморской” идентичности был рассмотрен выше на примере этнопедагогики Буториной. Видимо, попытки продвижения “северной идентичности” предпринимаются и в Мурманской области. В частности, в аннотации к  монографии под редакцией кандидата педагогических наук МГГУ “Диалог культур в образовательном пространстве Кольского Севера” можно прочесть следующее: “Кольский Север обладает ярко выраженной спецификой в силу полиэтничности региона и международного сотрудничества, пронизывающего практически все сферы жизни Мурманской области, являющейся частью Баренцева Евро-Арктического региона. В силу данного фактора необходимо пересмотреть задачи, методы и формы обучения русскому и иностранным языкам в современных школах. Языковое образование в регионе должно обеспечивать формирование личности, открытой к диалогу культур, способной к ведению межкультурной коммуникации, уважающей культурные традиции своей Родины и стран-соседей. Намечая возможные решения данной проблемы, авторы обозначили перспективность обращения к обучению родному и иностранным языкам на основе подхода диалога культур в регионе, определили как приоритетное направление такую форму межкультурной интеграции, как обращение к искусству стран-соседей по Баренцеву Евро-Арктическому региону и культуре саами и поморов, что позволяет формировать у школьников северную региональную идентичность.” (источник). И ни слова об отечественной культуре и истории, об истории Русского Севера! То есть “северную идентичность” можно сформировать лишь в случае исключения русской.

С 2002 года Мурманская область при непосредственном участии МГГУ включилась в трансграничную программу “Дети Арктики”, в рамках которой был проведен сравнительный анализ социально-психологического благополучия на территориях Мурманской области, Шведской провинции Норботтен, Северной Норвегии и Финляндии. Анализировалось психосоциальное благополучие трех категорий — учеников, родителей и учителей образовательных учреждений. В частности, в Мурманской области было опрошено 62 респондента по категории “родители” — 37 человек в Мурманской школе №3 и 25 ловозерцев. Испытуемым были предложены разнообразные вопросы, в число которых вошли вопросы о материальном благополучии, социально бытовых условиях, психологических проблемах и другие. Например, задавался такой вопрос — “считаете ли Вы себя нервозными?” Особый акцент проекта был сосредоточен на “саамской” составляющей. Полученные в результате исследования данные были включены в основу учебного пособия по социальной педагогике  “Психосоциальное благополучие детей Арктики” и издано на русском, английском, норвежском и финском языках. В настоящее время издание успешно используется в образовательной и социально-педагогической деятельности школ региона.

Новая фаза проекта началась в 2012 году при финансировании “KolArctic ENPI” и получило название “Дети Арктики в сети: внедрение электронного здоровья школьников в Баренцевом регионе”. Практическим воплощением данного проекта будет коммуникация школьников со специалистами в сфере психосоциального здоровья и благополучия через спецаильный веб-сайт. При этом экспертиза здоровья и благополучия коренного (саамского?) населения будет поручена канадскому Университету Манитобы. В пилотный проект войдут Мурманская гимназия №5, СОШ с. Ловозеро, СОШ №19 г. Кандалакша (источник, стр. 103-120).

Но не только школы становятся объектом воздействия в процессе движения к баренц-педагогике. В частности, на сайте МГГУ можно прочесть, что в феврале 2014 года сотрудники и преподаватели МГГУ в сотрудничестве с детским садом №93 приняли участие в проекте, посвященном сравнительному анализу дошкольного образования России и Норвегии. Проект был инициирован Финнмаркским факультетом Норвежского Арктического Университета Тромсё и получил поддержку Баренцева секретариата. <..> Участники проекта посетили норвежский детский сад в г. Киркенес, посмотрели, как на практике реализуются идеи демократии, культурного разнообразия и поддержки здоровья в норвежском детском саду. <..> В ходе обсуждения семинара российские и норвежские партнеры проекта отметили наличие общих тенденций в сфере дошкольного образования в России и Норвегии, обозначили перспективы дальнейшего сотрудничества. Следующий семинар состоится в Мурманске, на базе МГГУ. В рамках семинара норвежские партнеры не только будут обсуждать актуальные проблемы дошкольного образования, но и прочитают лекции студентам МГГУ (источник).

Таким образом достаточно четко и последовательно, на деньги зарубежных грантов, продвигается баренц-педагогика с ювенальным уклоном.

Примерно с 2008 года по инициативе университета Нурдланда (г.Буде, Норвегия) и при финансовой поддержке за счет гранта министерства иностранных дел Норвегии продвигается норвежско-российская философская магистерская программа “границеведение” или “магистратура по практическому знанию”. Программа реализуется совместно с мурманским МГГУ. Основой программы являются идеи мыслителей русского философа-постмодерниста Михаила Бахтина и немецкого философа Иммануила Канта. Норвежцы увидели необходимость в такой программе после создания 30 километровой безвизовой приграничной зоны, в которой находится город Никель, расположенный на Северо-Западе Мурманской области. Казалось бы, где философия постмодернистов, а где суровые приграничные будни? И тем не менее…

Что именно изучает границеведение — сказать, не ознакомившись с предметом более детально, совершенно невозможно. В открытых источниках можно прочитать про границы, которые то ли разъединяют, то ли объединяют, или разъединяя объединяют, а может, объединяя разъединяют… И при этом философская дисциплина каким-то образом призвана решать сугубо прикладные задачи двух соседствующих субъектов, в частности, экономического характера.

Как бы то ни было, под данный проект в 2013 году в пгт. Никеле был открыт международный образовательный центр имени Канта-Бахтина. Также в МГГУ (ныне МАГУ) периодически проходит семинар посвященный Канту и Бахтину. Последний такой семинар проходил 16-17 апреля 2015 года и назывался “Личность, ценности, границы в фокусе философии И. Канта, М. Бахтина и Л. Карсавина”.

Также данная дисциплина привела к написанию ряда работ, мощным итогом которых стала коллективная монография «Philosophy in the border zone» («Философия в приграничной зоне»), которая вышла  свет в одном из ведущих норвежских издательств «Orkana Akademisk». При этом семь глав было написано российскими авторами. Безусловно, истинный смысл данных работ ещё предстоит оценить.

В 2015 году завершен проект написания так называемого учебника истории БЕАР — “The Barents History Book” или “The Barents Region: A Transnational History of Subarctic Northern Europe”. Данный проект осуществлен на деньги скандинавских грантодателей и направлен, прежде всего, на российского студента. Лейтмотивом проекта является, с одной стороны, легитимация БЕАР в исторической ретроспективе (по И. Нойману — “конструирование регионов из ничего”), с другой стороны, обоснование превосходства скандинавской мироустроительной модели над российской, которая была подвержена “неправильной” догоняющей модернизации. При этом советский период выставляется как противоестественный 70-летний разрыв в существовании исторически единого региона. Очевидно, что данный проект предназначен для формирования нового поколения российских историков и специалистов других гуманитарных специальностей.

Любопытно мнение современных историков, имеющих отношение к изучению регионализма вообще и БЕАР в частности, один из которых, Алексей Голубев, принимал непосредственное участие в руководстве над российской частью проекта. “Регионоведы” абсолютно не стесняясь прямым текстом утверждают, что  “The Barents History Book” — это политический заказ, который призван легитимировать БЕАР с исторической точки зрения, что история БЕАР — это история воображаемого сообщества. Казалось бы, горе-историки сами себя выпороли… Ан нет — далее утверждается другая вещь, которая способна здравомыслящего человека вогнать в ступор — а вообще любая история, и национальная прежде всего — это история воображаемых сообществ, которая по странному недоразумению изучалась до сих пор лишь с позиции государства как объединяющего начала. А давайте-ка немного поиграем с воображением, сменим “оптику” и сконструируем историю по другому объединяющему принципу — например, по региональному. И действительно, человеку с разрушенной иерархией ценностей, которую культивирует постмодернизм и постструктурализм, все равно на чем строить свою идентичность — на мнимом или реальном ценностном наполнении. И через любой псевдоисторический нарратив в нем может быть создана любая идентичность, что в итоге приведет к страшным последствиям. 

На приведенных выше примерах мы видим, что скандинавский экспансионизм в образовательной сфере северных регионов Российской Федерации принимает различные формы в виде учебных и научно-исследовательских программ, затрагивает различные возрастные слои подрастающего поколения — от детей дошкольного возраста до студентов и аспирантов. При этом северные вузы, прежде всего гуманитарной направленности, становятся агентами влияния, отрабатывая зарубежные гранты. Основной целью «мягкой силы» скандинавов является продвижение так называемой “северной идентичности”, которая, очевидно, противопоставляется русской, с целью оторвать молодежь от культурно-исторических корней.

При этом основной миссией северных вузов, на примере МГГУ (ныне МАГУ), декларируется “реализации интересов Российской Федерации в Евро-Арктическом регионе с помощью гуманитарного образовательного и научно-инновационого потенциала ” (источник). Тем не менее в условиях скудного бюджета с одной стороны, в условиях трансграничности с другой, северные вузы вынуждены отрабатывать зарубежные гранты, что зачастую противоречит национальным интересам России. Поскольку одновременно защищать национальные интересы и осуществлять деятельность, которая противоречит национальным интересам, невозможно (для этого нужно обладать раздвоением сознания), то под задачи интернационализации в вузе постепенно формируется специфическая кадровая прослойка, осуществляющая деятельность на зарубежные гранты.

Продолжение следует

 

 

3 комментария на «“Баренцев Евро-Арктический регион как инструмент мягкой силы на Северо-Западе России”»

  1. Игорь:

    Я даже уже не знаю, что и делать. Очевидность разрушения образования такова, что ее можно не заметить, только если отворачиваться.
    Вот еще новость http://www.interfax.ru/presscenter/506151
    Они уже совсем охренели

  2. Алексей:

    А кто автор текста-то? Страна должна знать своих героев!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Cуть Времени

Суть Времени, Мурманск 2013
Все права защищены.
E-mail: eot51@yandex.ru